logo

Климат – основа новой экономики, сохранение климата – залог высокого качества жизни каждого человека

Голубое спасение

Голубое спасение

Автор

Главред

Главред

Почему газ так важен для «зеленой» экономики.

Природный газ, рекордными запасами которого богата Россия, обеспечит глобальный переход к «зеленой» экономике. В ближайшие десятилетия наше голубое топливо поможет как исполнить собственные климатические обязательства, так и избавить развивающиеся страны Азии от катастрофической для экологии угольной зависимости. Однако прямо сейчас, отказываясь от российского газа, Европа подрывает мировые усилия по борьбе с выбросами парниковых газов, а заодно и собственное устойчивое развитие. Обо всем этом Plus-one.ru рассказал директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Газ послужит переходной «подушкой», пока в мире развиваются технологии ВИЭ

Возобновляемые источники энергии, о полном переходе на которые сегодня так много рассуждают, на самом деле вряд ли позволят нам отказаться от традиционных ископаемых видов топлива. Можно начать с того, что человечество за всю историю еще ни разу ни от одного вида топлива не отказывалось — те же дрова до сих пор много где используются, в том числе в самых развитых регионах.

Люди по-прежнему будут жечь и дрова, и уголь, и нефть — вопрос только, в каких пропорциях. Абсолютного нуля выбросов не будет, но он и не нужен: речь идет о достижении нулевого баланса, который должен быть обеспечен сокращением доли «грязных» источников энергии и ростом доли «чистых».

Величина доли возобновляемых источников в будущем напрямую зависит от того, как скоро появятся достаточно емкие и эффективные аккумуляторы для накопления огромных объемов «зеленой» энергии, получаемой от солнечных панелей и ветряков. Ведь любые ВИЭ не вырабатывают энергию 100% времени.

Тот же ветер, он то есть, то его нет. Следовательно, в моменты, когда он есть, вырабатываемую энергию нужно куда-то запасать. Однако технологий, которые позволяли бы делать это в достаточных объемах для победы ВИЭ над углеродным топливом, пока что не существует.

Газ — самое экологически чистое из всех ископаемых видов топлива. С одной стороны, его можно использовать в связке с генерацией из ВИЭ: в моменты, когда нет ветра или солнца, энергосистема может питаться газом. Конечно, такое применимо не везде — ведь это вопрос просчета рентабельности: когда газовая мощность то работает, то простаивает, ее конечная цена получается выше, чем если бы она была загружена 100% времени.

С другой стороны, заменяя газом самое «грязное» топливо — уголь, страны уже сегодня могут существенно сокращать свой углеродный след. И потенциал у этого направления колоссален — крупнейшие развивающиеся экономики планеты, в том числе Китай и Индия, по большей части опираются на уголь. Если мы говорим о необходимости значительно сокращать выбросы прямо сейчас (а именно об этом все и твердят), то наиболее ощутимый глобальный эффект может дать именно замена угля газом. Уже затем, спустя десятилетия, этот эффект можно будет закрепить за счет ВИЭ, если, конечно, они успеют достаточно развиться к этому времени.

Фото: пресс-служба «Газпрома»

Природный газ позволит России сдержать свои климатические обязательства

У России крупнейшие в мире запасы природного газа — он у нас дешевле и доступнее для потребителей, чем где бы то ни было на планете. Важно понимать, что не в последнюю очередь это достижение нашей власти — цены на газ у нас регулирует государство, а не какие-то биржевые трейдеры, как на международном рынке и рынках других стран. В результате топливно-энергетический баланс нашего государства самый экологически чистый в мире. На газ в нем приходится около 50%, тогда как на уголь — лишь 15%. Для сравнения: по миру в целом доля угля превышает 30%, в США — 40%, в Китае — 70%.

Сегодня полностью газифицировано более 70% всех регионов РФ, где газификация технически возможна. Тут нужно сказать о региональной специфике: у нас в отдаленных регионах очень низкая плотность населения, и при низких ценах на газ его во многие населенные пункты Восточной Сибири и Дальнего Востока тянуть нерентабельно.

Однако в 2019 году мы запустили газопровод «Сила Сибири» мощностью под 40 миллиардов кубометров в год, то есть через эти регионы легла труба, на конце которой крупный покупатель — Китай. В результате стала возможна газификация прилегающих регионов — там газом сейчас активно заменяют уголь. В ближайшем будущем мы протянем в Китай еще и «Силу Сибири — 2» мощностью до 50 миллиардов кубометров в год, которая дополнительно повысит возможности газификации страны.

К 2030 году «Газпром» планирует довести уровень газификации страны до 100%. В результате наша экономика станет еще экологичней — доля газа в топливно-энергетическом балансе существенно возрастет. Это одно из опорных направлений правительственной стратегии по исполнению климатических обязательств в рамках Парижского соглашения по климату — полная газификация позволит нам достичь 30% сокращения выбросов к 2030 году и создаст базу для дальнейшего движения к углеродной нейтральности к 2060-му.

Фото: пресс-служба «Газпрома»

Газовые запасы России станут ключевым источником «озеленения» развивающихся экономик Азиатско-Тихоокеанского региона

Сегодня Китай — мировой лидер по потреблению угля. Его знаменитый на весь мир промышленно-технологический скачок, начавшийся в середине XX века, целиком опирался на энергию от сжигания угля. Сейчас Поднебесная потребляет этого топлива столько, сколько весь остальной мир вместе взятый. В результате в крупных городах Китая разразилась экологическая катастрофа — там от гари и смога тяжело дышать, люди ходят в респираторах.

Поэтому китайцы стремятся наращивать долю газа в своем энергобалансе — наряду с развитием возобновляемых источников и атомной энергетики. Источником газа для Китая, достаточно объемным, чтобы заместить нынешнее колоссальное потребление угля, послужит Россия. Мы также можем обеспечить переход на газ еще одного крупного потребителя угля — Индии, которая в необходимости такой энергетической реформы убеждена и стремится к ней.

Конкурентом тут выступают США, у которых свои обширные запасы газа. До 2010-х у них добыча снижалась, но затем началась так называемая сланцевая революция — новые методы добычи сделали их одним из крупнейших экспортеров голубого топлива. Однако мы географически ближе, у нас магистраль, а американцы везут сжиженный природный газ в танкерах через океан — все-таки это влияет на цену, особенно учитывая, что их поставки зависят от погодных условий на море.

Почему в Европе газовый кризис

Когда в 2020 году началась пандемия COVID-19, мировая экономика оказалась в крупнейшем кризисе. Чтобы как-то спасти ситуацию, правительства стран нарастили эмитирование валют — были выпущены триллионы долларов, евро и иен. Это привело к стремительному росту глобальной инфляции — стали резко расти цены на сырье, в том числе на газ.

Осенью 2021 года рост цен на газ стал взрывным. Биржевые трейдеры почему-то сочли, что европейские газовые хранилища недостаточно заполнены — мол, если зима выдастся холодной, запасов не хватит. Тут надо пояснить — Европа закупает газ постоянно, но расходует его главным образом зимой, в отопительный сезон. Летом же, когда потребление газа существенно ниже, его запасают.

На фоне трейдерских опасений цена на газ впервые в истории превысила $1 тысячу за кубометр. При этом зима оказалась достаточно теплой, и газа хватало, однако цены на него все равно продолжало лихорадить. Они то падали, то росли — иногда на $500 в день, чего раньше не бывало, в отдельные моменты до $2 тысяч добивали. Совершенно очевидно, что это результат игры трейдеров — ну не может цена на топливо так скакать, учитывая, что в среднем за последние пять лет она составляла $300-400.

С началом спецоперации Вооруженных сил РФ на территории Украины Европа заявила, что отказывается от российских углеводородов и будет искать иные энергоисточники. В частности, там стали пытаться закупать природный газ из США, но его попросту не хватает. С одной стороны, за этот ресурс идет традиционная конкуренция между Европой и Восточной Азией. Китай, Япония, Корея, Тайвань — все это мировые лидеры по потреблению природного газа, а Европа довольствуется остатками.

В самом начале этого года вспышка ковида и локдауны в Китае сильно снизили азиатское потребление сжиженного газа из США, и американцы перенаправили свои поставки в Европу (что не особо успокоило европейские цены на газ, к слову). Сейчас же китайские заводы снова работают, и европейцы вернулись на второй план.

Дальше: европейцы не отказывались получать российский газ, который поставляется по «Северному потоку — 1», однако с началом спецоперации компания Siemens прекратила обслуживание турбин, они стали выходить из строя, и поставки упали. Затем Украина заявила, что не сможет в полной мере выполнить свои обязательства по транзиту российского газа в Европу.

Наконец, Польша, по территории которой проходит газопровод «Ямал — Европа», заявила о том, что замораживает долю «Газпрома» в нем — около 48%. То есть поляки попросту часть газопровода на своей территории национализировали, после чего «Газпром», что логично, поставки по нему прекратил. В результате сейчас, летом, когда в Европе потребление газа минимальное, он стоит там уже дороже $2 тысяч за кубометр, что выглядит абсолютным безумием.

Европа рушит свои климатические планы и ввергает население в социально-экономический кризис

В повестке у европейского руководства сохраняются прежние цели — безуглеродное будущее. Однако на практике дефицитный газ нужно чем-то замещать, и европейские страны, отказывавшиеся от угля, вновь к нему возвращаются. Растет и потребление мазута, тех же дров. Все это не лучшим образом сказывается на объемах европейских выбросов — прямо сейчас они растут, хотя по климатическим планам и обязательствам должны бы снижаться. В январе-марте 2022-го они уже оказались на 6% больше, чем за аналогичный период прошлого года. А по итогу второго квартала газовый кризис серьезно обострился в сравнении с началом года, и дальше выбросы наверняка вырастут еще сильнее.

Трейдеры, торгующие газом выше $2 тысяч, получают отличные бонусы, акционеры компаний, в которых они работают, счастливы. Европейские потребители стонут, ведь из-за нехватки газа цены растут на все — от электричества до еды. А европейские политики «кормят» их заявлениями о том, что общество должно сплотиться и как-то этот кризис пережить.

Звучат тезисы о том, что нужно сократить потребление, в частности, летом отказаться от кондиционеров, а зимой топить так, чтобы в помещениях температура не превышала 19 °C. Самым уязвимым и малообеспеченным гражданам обещают ввести дотации, зимой планируют открывать общественные теплые помещения, куда смогут приходить погреться те, у кого не хватит денег расплачиваться за отопление.

Чтобы снизить цены на газ, можно было бы запустить «Северный поток — 2» — абсолютно новый газопровод, который полностью готов. Однако почему-то Европа заявляет, что запустить его — все равно что «выбросить белый флаг». Возникает вопрос: почему по «Северному потоку — 1» получать газ от России — нормально, а по «Северному потоку — 2» — нет? Наконец, что мешает умерить аппетиты капиталистов, которые цены на газ накручивали, например, на бирже какие-то ограничения ввести, чтобы цены успокоить? Еще можно договориться с «Газпромом» об увеличении доли контрактов с нефтяной привязкой, по которым газ стоит существенно дешевле, чем на бирже.

Это реальные способы вернуться на рельсы устойчивого развития, но по какой-то причине все это остается за скобками. Не очень понятно, куда европейцы вообще сейчас движутся, куда они хотят прийти, ведь все возможности выйти из нынешнего кризиса у них есть. Что будет дальше — неясно, остается только ждать зимы.


Автор: Иван Болотов

Фото на обложке: пресс-служба «Газпрома»

Требуется аутификация

Выполните вход для комментирования

Войти

Другие материалы

Энергокомплекс Москвы — симбиоз нового поколения

Евгений Гашо

Энергокомплекс Москвы — симбиоз нового поколения

Транспорт в мегаполисе: связность, чистота, будущее

Главред

Транспорт в мегаполисе: связность, чистота, будущее

России быть зеленой

Главред

России быть зеленой

Строить устойчивое будущее

Главред

Строить устойчивое будущее