logo

Климат – основа новой экономики, сохранение климата – залог высокого качества жизни каждого человека

Климатическое финансирование: зыбкий ландшафт накануне конференции ООН

Климатическое финансирование: зыбкий ландшафт накануне конференции ООН

Автор

Светлана Бик

Светлана Бик

Через несколько дней, 6 ноября 2022 года, в египетском Шарм-эль-Шейхе откроется конференция ООН по изменению климата, в повестке которой одним из вопросов значится климатическое финансирование. По понятным причинам «хвастаться» будет нечем: не только зеленые сегменты финансовых рынков находятся на спаде, но и обязательства развитых стран о безвозмездной поддержке развивающихся стран по-прежнему далеки от выполнения.

Вопрос о климатическом финансировании кочует из повестки в повестку международных конференций самого разного уровня с тех самых пор, как эксперты стали бить тревогу о существенном антропогенном следе и необходимости его нивелировать. Оно и понятно: разрушительное влияние жизнедеятельности человека на климат, равно как и разрушительное влияние последствий климатических изменений на жизнь и здоровье людей становятся все жестче, а для сглаживания взаимного противостояния нужны новые решения: технологии, бизнес-процессы, паттерны ответственного производства и потребления и т.д. То есть нужна новая низкоуглеродная и ответственная экономика, которую без ориентированных на это финансов построить невозможно. Однако в силу известных геополитических процессов деньги для климата сейчас находятся не в лучшем состоянии.

На прошлогодней Конференции ООН по вопросам изменения климата в Глазго присутствовало 120 мировых лидеров и более 40 000 зарегистрированных участников. Итоговый Климатический пакт Глазго изобилует извинениями и сожалениями: мировое сообщество и развитые страны и тогда отставали от намеченных планов как по сокращению выбросов парниковых газов, так и по финансированию своих обязательств перед развивающимися странами. Очевидно, что в этом году обещания и реальность разойдутся еще дальше друг от друга.

Парижское соглашение: сверяем цели

Для начала предлагаю внимательно посмотреть на «техническое задание», коим в нашем случае является Парижское соглашение, принятое на конференции ООН в 2015 году и подписанное почти 200 странами, включая Россию. В нем четко обозначено целеполагание документа — активизация осуществления рамочной Конвенции ООН об изменении климата, принятой в Нью-Йорке 9 мая 1992 года, а также укрепление глобального реагирования на угрозу изменения климата в контексте устойчивого развития и усилий по искоренению нищеты.

Последнее дополнение, на мой взгляд, чрезвычайно важно для смыслового наполнения климатического финансирования, поскольку решение глобальной проблемы искоренения нищеты, как правило, теряется под натиском распространенной мантры, что главное в климатической повестке — удержать прирост глобальной температуры намного ниже 2 °С, желательно до 1,5 °С.

На мой взгляд, Парижское соглашение содержит разумный приоритет — решение острейшей задачи искоренения нищеты в Африке, малых островных государствах и развивающихся странах, потому что — так получилось — они более других страдают от роста температур из-за своего «южного» месторасположения. Если жарче становится там, где и так жарко — проблемы с продовольствием будут нарастать.

Уверена, именно по социальным основаниям в текст Парижского соглашения после задачи удержания прироста глобальной температуры вошла задача адаптации к неблагоприятным воздействиям изменения климата и развитию при низком уровне выбросов парниковых газов таким образом, который не ставит под угрозу производство продовольствия.

И снова фокус на первоочередные социальные вопросы, с которыми дальше были увязаны обязательства по финансированию: развитые страны обязались выделять ежегодно по $100 млрд развивающимся странам для смягчения климатической проблемы и адаптации экономики и населения к росту температур.

Таким образом, в климатическом финансировании существуют два важнейших направления: выделение финансирования развитыми странами в форме безвозмездных грантов и привлечение средств на финансовых рынках под задачи устойчивого развития.

Зеленое и климатическое: считаем пока общим чеком

По понятным причинам, не все зеленые финансовые инструменты сфокусированы на климатических целях — предотвращении выбросов парниковых газов, их улавливании / переработке или адаптации к потеплению. Палитра накопленных экологических проблем, для решения которых привлекаются зеленые деньги, безусловно, намного шире: недостаток питьевой воды, опустынивание земель, сокращение биоразнообразия, непереработанные отходы производства и потребления, нерациональное использование энергии и ресурсов... И даже если климатические ракурсы в этих проблемах присутствуют, выделить долю климатического финансирования в общем объеме зеленого долга в настоящее время практически невозможно.

Так сложилось исторически: несмотря на то, что климатическая тема на фоне нарастающих экологических проблем стала звучать наиболее ярко, методологически в зеленом финансировании ее пока не выделили в отдельный сегмент. И потому в статистике сейчас нет точного ответа: сколько средств привлечено за тот или иной период для решения задач по предотвращению роста температур или адаптации.

При этом в дальнейшем при развитии климатической темы на финансовом рынке разделение зеленого и климатического сегментов представляется вполне оправданным. Если вы что-то не можете посчитать — вы не можете этим управлять. И в настоящее время не только за рубежом, но и в России прорабатываются условия выпуска новых климатических инструментов с соответствующей маркировкой.

Однако пока климатический сегмент финансового рынка не получил своей автономии, об объемах привлечения средств для решения задач, обозначенных Парижским соглашением, по зеленой маркировке финансовых инструментов мы можем судить с определенной долей условности. Больше того — климатическое финансирование продолжает «прятаться» не только в зеленых, но и в других финансовых инструментах в формате устойчивого развития.

Сколько денег идет на зеленую трансформацию экономики

По оценкам британской отраслевой финансовой организации TytCityUK, в зеленых финансах преобладает выпуск зеленых облигаций — на них приходилось 93,1% всего зеленого финансирования во всем мире в 2012–2021 годах. Глобальный выпуск зеленых облигаций увеличился с $2,3 млрд в 2012 году до $511,5 млрд в 2021 году. Зеленое кредитование быстро росло с 2017 года, тем не менее, активность зеленых кредитов, по мнению аналитиков TytCityUK, остается ограниченной и сосредоточена на рынке синдицированных кредитов. За последнее десятилетие глобальная активность зеленых IPO (первичное размещение выпусков акций) была неустойчивой как в объемном, так и в стоимостном выражении.

При рассмотрении глобальных рынков зеленых финансов крупнейшие экономики мира (США и Китай) с их огромными рынками капитала, как правило, демонстрируют наибольшую активность в области зеленых финансов в абсолютном выражении. Хотя некоторые европейские страны, особенно Швеция и Германия, выделяются тем, что имеют значительную активность в области зеленых финансов с учетом их относительно меньшего размера.

Последнее обновление статистики рынка облигаций (как основного сегмента в зеленой тематике) от CBI показывает, что в первой половине 2022 г. совокупный объем долга, обозначенного как «зеленый», «социальный», «устойчивый», «связанный с устойчивостью» и «переходный», достиг 417,8 млрд долларов США, что на 27% ниже по сравнению с первым полугодием 2021 года.

Согласно прогнозу, содержащемуся в новом отчете S&P Global Ratings, в целом по итогам 2022 года глобальные объемы выпуска экологически чистых, социальных, устойчивых и связанных с устойчивым развитием облигаций упадут на 16% — до $865 млрд.

Если прогноз S&P реализуется, а вероятность высока, это будет означать первое годовое снижение объемов привлечения средств для экологических, климатических и социальных целей после нескольких лет динамичного роста. Напомним, что еще в феврале оценка S&P была на уровне $1,5 трлн привлеченных средств на 2022 год.

В России динамика объемов привлечения средств через инструменты зеленых, социальных и иных целевых облигаций в формате устойчивого развития находится в аналогичных трендах. По данным Реестра информационно-аналитической платформы INFRAGREEN, в 2018–2021 годах состоялось 33 выпуска зеленых, социальных и иных целевых облигаций российских эмитентов суммарным объемом около 418 млрд руб. Привлечение средств в проекты развития проходило путем размещения облигаций на Московской Бирже, на зарубежных биржах, внебиржевым способом. Основной объем привлеченных средств приходится на 2021 год, который изобиловал новациями — в частности, в прошлом году на Московской бирже состоялось размещение первого в России выпуска субфедеральных зеленых облигаций города Москвы.

За девять месяцев текущего года в России было размещен один выпуск зеленых облигаций корпорации ВЭБ.РФ на 50 млрд руб. и два выпуска социальных облигаций — ООО «ДОМ.РФ Ипотечный агент» на 6,7 млрд руб. и ООО «СОПФ «Инфраструктурные облигации» на 15 млрд руб., что суммарно значительно ниже прогнозов, которые обозначали эксперты на начало года. То есть институты развития удерживают повестку в этом сегменте финансового рынка, однако для его роста и развития этого явно недостаточно. Времена для инвестиций сейчас в принципе неблагоприятные — не только в сегменте зеленых финансов.

Что означает инновационная система климатического финансирования?

Этот вопрос в рамках круглого стола «Инновационные финансы для климата и развития» будут в Шарм-эль-Шейхе обсуждать представители всех заинтересованных сторон: стран-доноров (развитые страны), стран-получателей помощи (развивающиеся страны), а также международных финансовых институтов, международных банков развития и частного сектора. Развитые страны, очевидно, будут рассказывать о барьерах, препятствующих ускорению инвестиций в деятельность по борьбе с изменением климата — в первую очередь, об отсутствии в большом количестве готовых к инвестициям проектов, которые должны представить страны-получатели помощи. Развивающиеся страны, со своей стороны, «отзеркалят» эту проблему и расскажут о сложностях с подготовкой проектов в условиях отсутствия гарантий о предоставлении финансирования. Содержание такого предполагаемого диалога отнюдь не ново.

Так в чем заявленная инновационность? Судя по всему, на конференции будет предложено сместить акцент с безвозмездной помощи в сторону более масштабного использования долговых и иных рыночных механизмов климатического финансирования. Для этого предполагается подготовить более четкие рекомендации, как использовать инструменты зеленого рыночного финансирования, а создать руководства для развивающихся стран по подготовке проектов, а также развивать глобальную систему климатических платформ, где все участники процесса могут находить друг друга.

На этом фоне Китай призывает развитые страны к более конкретным действиям по выполнению уже взятых на себя обязательств по климатическому финансированию перед Африкой. В середине октября в ходе дебатов Совета Безопасности ООН по климату и безопасности представитель Китая заявил, что помощь Африке в борьбе с изменением климата заключается не в том, насколько громко кто-то скандирует лозунги, а в том, чтобы выполнять обязательства и удовлетворять потребности Африки. Нужно определить новую коллективную количественную цель, чтобы африканские страны могли получить реальные средства, необходимые для выполнения работы по адаптации, которая дает ощутимые результаты.

С такими призывами трудно не согласиться, поскольку климатические финансирование — это, в первую очередь, про деньги, а не только про рекомендации. Однако в условиях геополитического кризиса вряд ли будет расти исполнение обязательств развитых стран перед развивающимися на ежегодные $100 млрд помощи. Она и в относительно спокойные времена шла с большим отставанием. Поэтому смещение от прямой безвозвратной финансовой поддержки к долговым финансовым инструментам с возвратностью всей суммы с процентами станет основным вектором инновационного климатического финансирования ближайшего десятилетия. Это значит, что глобальные центры зеленых финансов будут активно развиваться не только в Азии, но и в Африке.

Требуется авторизация

Выполните вход для комментирования

Войти

Другие статьи

ЭФФЕКТЫ КЛИМАТИЧЕСКИХ РИСКОВ. Как ЦБ рекомендует банкам их выявлять, анализировать и оценивать (ч.1)

Светлана Бик

ЭФФЕКТЫ КЛИМАТИЧЕСКИХ РИСКОВ. Как ЦБ рекомендует банкам их выявлять, анализировать и оценивать (ч.1)

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 3)

Наталья Соколова

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 3)

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 2)

Наталья Соколова

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 2)

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 1)

Наталья Соколова

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в климатической и экологической повестке на территории Арктический зоны и Дальнего Востока (Часть 1)